Законы о COVID-19 стали инструментом подавления протеста

Ограничения, введенные из-за коронавируса, часто становятся «поводом для задержаний и преследования гражданских и политических активистов, которые не представляют угрозы ни для кого, кроме властей», при этом активистов штрафуют по «карантинным» статьям на более существенные суммы, нежели обычных людей.

Такой вывод содержится в докладе проекта «Апология протеста» «Дезинфекция протеста».
Доклад подготовила юрист проекта Анна Бочило, в его основу легли сообщения СМИ и пользователей соцсетей, данные государственной автоматизированной системы «Правосудие» и дела, которые находятся в производстве юристов «Апологии протеста».
Введенная с 1 апреля для наказаний за нарушение самоизоляции ст. 20.6.1 КоАП (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения) стала одним из инструментов подавления протестов, полагают в «Апологии протеста». Теперь протест рассматривается властями «как угроза санитарно-эпидемиологическому благополучию населения». Например, на карантинные требования силовики ссылались в уголовных делах и административных протоколах в связи с апрельскими протестами во Владикавказе; за нарушения правил поведения при ЧС штрафуют и участников акций солидарности с протестующими в Хабаровске в разных регионах страны.
Норма предусматривает предупреждение или штраф для граждан от 1 тыс. до 30 тыс. руб. Чаще всего физлиц штрафуют на сумму, соответствующую низшей границе санкции, показал анализ «Апологии протеста». «Но мы заметили, что эта планка заметно повышается для активистов, которых штрафуют по данной статье за одиночные пикеты или участие в протестных акциях», — указывает Бочило. Юрист проанализировала 26 доступных судебных решений из ГАС «Правосудие» и практики «Апологии протеста». В 17 случаях активистам назначили штрафы, чаще всего (в семи случаях) на 10 тыс. руб. Трое пикетчиков должны выплатить 3 тыс. руб., двое — 5 тыс. руб., по одному — 20 тыс., 15 тыс. и 8 тыс. руб.

Как «карантинные» ограничения применяются к организаторам пикетов

Меры борьбы с коронавирусом в частности позволяют властям бороться с одиночными пикетами, которые, в отличие от митингов, не требуют согласования. В период пандемии коронавируса (с марта 2020 года) по всей России прошло не менее 775 пикетов, одиночных пикетов и пикетных «очередей», посчитали в «Апологии протеста». Это в том числе акции против поправок в Конституцию. В апреле—мае, когда во многих регионах действовал режим самоизоляции, протестных акций было многократно меньше, чем в предыдущие или последующие периоды (30 акций в апреле против 180 в марте или 240 в июне). По данным «ОВД-Инфо», только за первое полугодие 2020 года в Москве на одиночных пикетах задержали 269 человек. «Это больше, чем за два предыдущих года вместе взятых», — сказано в докладе.
Протоколы по статье о нарушении правил поведения при угрозе ЧС составляли на участников одиночных пикетов: журналиста и политика Илью Азара, муниципального депутата Александра Нахимсона, активиста Виктора Немытова, адвоката Даниила Бермана, ульяновского правозащитника Виктора Топоркова, участников петербургского пикета в поддержку фигурантов дела «Сети», координатора «Левого фронта» в Барнауле Юрия Красильникова.
«Даже соблюдение участниками пикетов социальной дистанции и использование средств индивидуальной защиты не имеет никакого значения и в большинстве своем не освобождает активистов от претензий со стороны полицейских и точно так же влечет составление протокола по коронавирусной статье, а иногда и по статье о нарушении правил проведения акции или по двум этим статьям одновременно», — констатирует Бочило, приводя в пример активистку из Вологды Анастасию Косареву и активиста из Комсомольска-на-Амуре Вячеслава Жидкина, которые стояли в пикетах в масках и перчатках.
Одиночные пикеты не представляют эпидемиологической угрозы, зато ее представляют задержания активистов, убеждены в «Апологии протеста». Так, участницу пикета из Казани Гульназ Равилову в автозаке доставили в полицию и арестовали на пять суток, хотя, как позднее выяснилось, в тот момент она болела COVID-19.

Как работают московские правоохранители

В большинстве регионов активистов наказывают только по «карантинной» статье 20.6.1 КоАП, в Москве в отношении пикетчиков чаще всего составляется два протокола. Второй — по статье о нарушении правил проведения массовой акции (20.2 КоАП), которая с этого года впервые массово применяется в случаях с сериями пикетов и пикетными очередями: теперь власти считают их «скрытой формой коллективного публичного мероприятия». Так было, например, с журналистами, выступившими в поддержку бывшего спецкора «Коммерсанта» Ивана Сафронова.
Применение «карантинных» наказаний «к такой безопасной форме выражения мнения, как одиночный пикет, свидетельствует о том, что определенные меры и ограничения не имеют никакого отношения к реальной борьбе с распространением заболевания, а имеет целью охлаждение и нейтрализацию мирного гражданского протеста, моральное и материальное воздействие на участников одиночных пикетов», — заключает Бочило.
Статьи КоАП о нарушении режима самоизоляции действуют с апреля этого года. Помимо ст. 20.6.1, предусматривающей наказания для нарушителей «общегражданских» ограничений, это ст. 6.3 КоАП, по которой наказывают за срыв карантина лиц, сдавших положительный тест на коронавирус или недавно вернувшихся из-за рубежа. Размер штрафа по ней для граждан — от 15 тыс. до 40 тыс. руб. Кроме того, «коронавирусные» поправки были внесены в КоАП отдельных регионов, в том числе Москвы. Столичный штраф за нарушение самоизоляции составляет от 4 тыс. до 5 тыс. руб.
Читать далее →

Сообщение Законы о COVID-19 стали инструментом подавления протеста появились сначала на Putin tomorrow.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика